psy-pro

Среди субличностей кроме неправильно работающих критиков значительные проблемы могут создавать наши внутренние дети. Вообще принято говорить о внутреннем ребенке, как об одном целом, хотя на практике мы в себе носим целый детский сад. Эти субличности никогда не вырастают, так как являются неким законченным нашим опытом, случившимся в детстве. Остается малыш, его переживания и его качества.

О том, что дети внутри нас существуют, нам практически не известно. Они обладают не очень развитой речью и в основном проявляются в виде чувств и неких коротких убеждений. Все наши внутренние разговоры ведутся более зрелыми субличностями и очень часто обращены к тем самым внутренним детям.

Ребятишки внутри нас очень важные персонажи. Они основа наших отношений, привязанностей и творчества. Однако вся эта детская группа бывает в разной степени подавлена более сильными взрослыми частями. Однако внутреннего ребенка не так-то легко задавить и он часто начинает «партизанить» чтобы удовлетворить свои потребности.

У каждого свой «детский набор», однако, существуют несколько общих типов.

1. «Ребенок чувствующий». Это тот самый ребенок, которого часто пытаются восстановить и ободрить во время психотерапии и близком общении. Он несет чувства, наивную безраздельную любовь, привязанность и эмпатию. Он легко расстраивается, умиляется, любит котиков-щенков и разных других «няш», обожает обниматься-целоваться и он основа нашей эмпатии. Часто его начинают давить в то время, когда его потребности становятся «несоответствующими возрасту». Иногда раньше, когда родители или другие значимые люди утверждают, что его интересы и эмоции постыдны. Ребенок склонен пугаться, замыкаться и долго и молча страдать. Он не выходит на контакт, потому что боится. Его присутствие в таких случаях проявляется непонятно с чем связанными негативными эмоциями типа тревоги, депрессии и довольно примитивными мыслями типа «я плохой» «никто меня не любит» «я никому не нужен». С ним нужно долго и терпеливо работать. Он упрямится и не выходит. Если его начать убеждать , что его любят и ждут, он может вредничать, вспоминать случаи из разряда «мало вы меня любили, даже клюшку не купили», ныть, хандрить.

2. «Ребенок играющий» источник нашего творчества. Он любит новое, любит испытывать что-то, пробовать, участвовать в приключениях, придумывать игры и вообще шуметь, возиться, действовать импульсивно и необдуманно и попадать в неприятности. Когда-то человек получает запрет на такое поведение. Часто в этом случае, он сам себе его дает. Но ребенку-играющему скучно. Он либо переходит в состояние апатии и отказывается вообще что-то делать, что сказывается часто не только на работе, но и на других областях. Он всплывает в виде фраз в голове: «да нууууу… не хочу, не интересно, надоело…». Либо пускается «партизанить» не на шутку. Это он главный саботажник в жизни человека. Он либо начинает не к месту скучать, либо делает глупости. Иногда он просто прорывается на свободу в ситуации, когда сдерживающие субличности ослабляют свою хватку и устраивать «праздник непослушания».

3. «Ребенок волшебный» — тихий фантазер. Он любит придумывать всякие совершенно немыслимые сюжеты и мечтать. Это творческая часть, которая прекрасно работает с ребенком играющим, если ему позволяют. Но так как милые детские фантазии в определенном возрасте люди начинают называть «бредом сивой кобылы», или чем-то в этом роде, то и этот ребенок замыкается. Его проявления становятся табуированы. Но он в «годы невзгод» может скооперироваться с «ребенком чувствующим» и начать придумывать душераздирающие истории про то, как его никто не любит и какие все вокруг сволочи-гады.

4. «Злой ребенок» — защитник всех остальных детей. Если весь детсад получает не очень положительное послание от окружающего мира, то у некоторых людей злой ребенок выходит отомстить всему миру и сделать всем назло. Часто он не может рассчитать своих сил и получается и себе назло тоже. Но так как основа его деятельности негативные эмоции и потребность защититься, то в минуты ярости он очень плохо контролируется и может захватить личность человека целиком. Т.е. человек может сделать всем назло, наступить этим поступком на грабли, получить по лбу и затем удивиться: «Черт! Зачем я это сделал! И главное ведь не в первый раз! Почему я не могу себя контролировать?».

Дети находятся в очень своеобразном и тесном взаимодействии друг с другом и имеют сложные отношения со взрослыми субличностями. Особенно сложно с теми, которые представлены позаимствованы от родителей. Они хитрят и манипулируют. Так как их довольно просто задавить авторитетом, то они всячески изворачиваются, и мстят старшим за плохое с ними обращение.

«Не хочешь дать мне то, что я хочу? Ни котегов погладить, ни поиграть, ни пофантазировать? Во мы тебе сейчас устроим! Хочешь расслабиться и почитать книжку или фильм посмотреть? Мы слушать ее не станем, а поэтому ни живого представления картин, ни интереса, ни удовольствия у тебя не будет. Будешь пичкать нас книгой, мы рассердимся и будем нервничать и раздражаться».

«Ты значит типа у нас работоголик, и никакого «поиграть», а только все для дела? Ну-ну. Сейчас мы притворимся, что мы типа работаем, а сами займемся какой-нибудь фигней. Или, например, сел печатать статью, а мы тебя будем подзуживать на «заглянуть на секундочку в фейсбук». К вечеру ты поймешь, что ничего работоголического не было сделано».

Поэтому, если в Вашей жизни много самосаботажа, подумайте о том, в каком состоянии ваши внутренние дети и как их потребности удовлетворяются. Если Вы их обижаете, они будут обижать Вас. Дело в том, что так как ребенок не может вырасти, то ваше требования от него действовать как взрослый часто приводит к тому, что ему предлагается умереть. Свалить на прямую или убедить вас в чем-то ему не по силам. Вернее, у внутренних задавленных детей часто такое убеждение, что они не имеют сил что-либо переделать. По этой причине, они действуют в обходную и значительно могут нарушать адаптацию человека в жизни.

Сразу скажу, что с детьми работать сложно. Им не стоит давать волю полностью, чтобы они делали все, что их душеньке угодно. Они маленькие и как маленькие дети будут тыкать пальцами в розетки и проверять бесконечность границ вас и окружающих. Им нужно «организовать досуг и отдых» при помощи более зрелых субличностей. Но и это требует определенного времени. Даже разубедить «ребенка-играющего» в том, что партизанить не так интересно, как заниматься более организованной игровой деятельностью не всегда бывает просто. «Злой ребенок» тоже с трудом отказывается от своей функции. Во-первых он защитник и это здорово, во-вторых он часто является частью еще более сложных схем взаимодействия, над которыми нужно трудиться со специалистом.

Источник: http://gutta-honey.livejournal.com/350370.html
Автор: Наталья Ермакова, психиатр

Подпишитесь на новости сайта и получайте все свежие обновления на e-mail

ПОДПИСАТЬСЯ

Проверьте, не попадают ли письма в папку «спам»